Владислав Бабенко: «Спор об имени Божием»

0
414

ХХ век — эпоха максимального напряжения, политического, экономического, дипломатического, религиозного. Именно в это время  на Святой горе возникает новое движение, переосмысляющее вековой опыт христианской аскезы — имяславие (ономатодоксия). Появлению и распространению имяславия способствовал упадок духовности и возросший интерес к мистике. Обожение, богообщение — всё это заложено в человеческую природу и ищет возможности своей реализации. Именно по этой причине научный прогресс, даже культурное развитие и экономическое благоденствие не могут удовлетворить этой естественной человеческой потребности в общении с Богом. При этом такое общение не должно быть абсолютно безрезультатным. Порой, даже философия не может дать человеку того, что он ищет в мистике. Именно практическая сторона христианской мистики послужила основой для возникновения движения, которое стремительно возрождало интерес к исихазму — имяславию.

В настоящее время вопрос имяславия рассмотрен митрополитом Иларионом (Алфеевым) в его труде «Священная тайна Церкви», где изложена история возникновения вопроса о почитании имени Божия фундаментально, начиная ещё с Ветхозаветного периода. Имяславие зародилось на Афоне в 1907, чему послужила публикация книги схимон. Илариона (Дормычева) «На горах Кавказа». В этом труде афонский схимник рассматривает в основном монашескую аскетику, излагая учение об Иисусовой молитве. Больше всего внимания привлекают третья и четвёртая главы, где автор кратко излагает сам имяславский взгляд и аргументацию к нему на основании Священного Писания и святоотеческих высказываний: «…Сын Божий — Сам … во Святом Своем Имени весь и всецело пребывает всеми Своими совершенствами и всею полнотою Своего Божества».

Иисусова молитва становится центром молитвы вообще, т.  е. все молитвословия в конечном итоге приводят к имени Иисус, на котором сосредотачивается человек умом и сердцем. Главная мысль имяславия — «имя Господа есть Сам Господь» — была использована св. прав. Иоанном Кронштадтским в его знаменитом труде «Моя жизнь во Христе».

Вскоре книга схимон. Илариона (Дормычева) оказывается в руках иеросхимонаха Антония (Булатовича) — будущего активного сторонника имяславского движения, но изначально его рационального критика. Само «обращение» в имяславие иеромонаха Антония носит весьма странный характер. Сперва он признал неправомерность тезиса «имя Божие есть Сам Бог», но впоследствии, узнав, кому он принадлежит, сразу же становится сторонником ономатодоксии: о. Антоний принял на веру высказывание своего духовного наставника — протоиерея Иоанна Сергиева (Кронштадтского). Здесь вопрос о влиянии ещё при жизни признанного людьми святым праведного кронштадтского пастыря становится остро.

Однако высказывание о. Иоанна на счёт Божия имени — это вырванная из пространного контекста духовных размышлений (а не догматического сочинения!) цитата, это небольшой духовный этюд, пролетевшая мысль, не претендующая на статус догмата. Но всё же в прошлом духовное чадо прав. Иоанна Кронштадтского становится сторонником имяславия именно после прочтения цитаты «имя Господа есть Сам Господь» у своего уже усопшего наставника.

В 1912 г. иеросхимонах Антоний публикует свою «Апологию» ономатодоксии, где сразу же называет своих оппонентов еретиками. В то же время, это произведение внесло некую ясность в имяславское учение. Впрочем, ригоризм Булатовича можно понять, ведь первая серьёзная синодальная критика нового почитания имени Бога была составлена тогда ещё архиепископом Антонием (Храповицким), который даже не ознакомился со всем идейным учением ономатодоксии. Именно в это время начинаются первые богословские схватки между сторонниками и критиками имяславия. Архиепископ Антоний (Храповицкий) отмечал, что книги Илариона (Дормычева) и Антония (Булатовича) разнятся между собой. Однако, он изначально выступает ярым противником имяславия. Действительно, доклад владыки Антония написан в довольно резкой форме. Нет никакого компромисса и попытки разрешить вопрос. «Прелесть», «нелепое суеверие» — так выражает своё отношение к имяславию архиеп. Антоний.

Вторым богословом Синода, составившим негативный отзыв об имяславии, был архиеп. Никон (Рождественский). Он сделал нейтральное замечание в отношении имяславия: «Явилось учение, доселе Церковью не рассмотренное, а потому и в ее вероизложениях — ни положительно, ни отрицательно не сформулированное».

Также одним из первых критиков имябожия выступал Cергей Владимирович Троицкий, который участвовал в «Афонском деле» как церковный канонист. Троицкий в своей аргументации ссылается на свят. Григория Нисского и его полемику с Евномием. «Источник происхождения имён не в Боге, а в самом человеке», — одно из важных заключений полемики двухтысячелетней давности. Сергей Владимирович действительно взвешенно и подробно излагает и выражает мнение церковной иерархии, неповерхностно рассматривая ономатодоксию. Сравнивая последнее с евномианской доктриной, он пишет: «Если учение имябожников совпадает с учением Евномия, осуждённым и св. отцами и всею Церковию на Втором Вселенском соборе, то одно указание на такое совпадение есть уже полное ниспровержение учения имябожников».

Впрочем, кажется одного этого основания недостаточно, однако оно уже служит весомым доводом критики. А сторонники движения ссылались на уже неоднократно упоминаемого практика монашеской жизни в миру — прав. Иоанна Кронштадтского. Осознавая это, Троицкий решается обсудить назревший вопрос: «А был ли в действительности кронштадтский пастырь идеологом имяславия?».

Сергей Владимирович сразу же высказывается в пользу соборного авторитета Святой Церкви, констатируя тот факт, что именно Мать-Церковь является «хранительницей и выразительницей истинного учения веры». Однако далее он настаивает, что о. Иоанн не был никаким имябожником, оправдывая его неточным формулированием выражения. Троицкий приходит к окончательному для него выводу, что Иоанн Кронштадтский мыслил всегда в духе общецерковного учения.

В дальнейшем главными идеологами имяславия становятся лица намного большего масштаба, чем Дормычев или Булатович. Это свящ. Павел Флоренский и русский философ А. Ф. Лосев. Первый из них — это человек нестандартного мышления, нередко выходивший за рамки ортодоксальной философии, «ведь у о. Павла и оккультизм, и мистика, и математика, и самоновейшая физика». Если мистическая сторона имяславского вопроса была относительно ясна, то догматическая требовала строгой точности, чего в этом учении ранее не было, поскольку именно живой опыт афонской мистики составляет противовес западной схоластике. Именно Флоренский и Лосев доработали это учение, довели его до целого религиозно-философского движения. «Столп и утверждение истины» — фундаментальный труд Флоренского, который охватывает целый ряд вопросов. В этом произведении о. Павел даёт некоторые посылки на свой имяславский взгляд: «Имя Христово есть мистическая Церковь!». Вот какую сентенцию выдвигает Флоренский: «Имя Божие есть Бог, но Бог не есть имя». Митрополит Иларион (Алфеев) приходит к выводу, что Флоренский в своём имяславии опирается на учение святителя Григория Паламы, который рассматривает два модуса бытия Бога: с одной стороны непостижимая Божественная сущность, с другой стороны доступная познанию Божественная энергия. И имя Божие в этом русле — пункт встречи «божественной и человеческой энергий».
Второй яркий представитель имяславия как формы религиозной философии — А. Ф. Лосев. Лосев рассматривает философское обоснование ономатодоксии. Здесь имяславие представлено намного ярче. Лосев отвечает и вопрос о вечности имени Божия — «имя Божие является Его силой и энергией и неотделимо от самого Бога. Имя это вечно». Для него исихазм — неотъемлемая часть практики имяславия: «Всякий монах, решивший совершать … Иисусову молитву, стремится к единению с Богом через произнесение имени. В его законченной форме мы находим учение о мистическом вознесении через имя Божие и Иисусову молитву у т. н. исихастов».
Имяславие в интерпретации Лосева напоминает некое гностическое учение внутри Церкви и «остаётся в Церкви непоколебленным в течение столетий. Представителями этого учения были составлены тысячи трактатов». Именно Лосев предлагает догматическое учение имяславия в систематизированном виде. Алексей Фёдорович утверждает, что на имяславие отрицает крайности как абсолютной непознаваемости Бога, так и полной Его постижимости 27. В то же время величайшая из существующих и доступных человеку Божественных энергий — это имя Божие; сосудом, вместилищем этой энергии человек и призван стать. «Бог и человек владеют одним и тем же именем», — так человеку становится доступным обожение. Но обожение это происходит не по природе, а по благодати, поскольку первое представляет из себя пантеизм. И, наконец, Лосев формулирует краткое определение всего имяславского учения: «Имя Божье есть энергия Божия, неразрывная с самой сущностью Бога, и потому есть сам Бог. Однако Бог отличен от своих энергий и своего имени, и потому Бог не есть ни Свое имя, ни имя вообще». Исходя из стилистических выражений Лосева, кажется, что он рассматривает соответствие православной догматики имяславию, а не наоборот: «имяславие обосновывает и проясняет православную догматику в целом».

Ещё одним сторонником имяславского учения был также талантливый писатель и богослов протоиерей Сергий Булгаков. Для Булгакова имя — антиномия. То, что является переходом от небытия к бытию. Именно поэтому «Имя Божие никоим образом не может быть истолковано просто как синоним, описательное выражение, заменяющее Бог, но обозначает особый способ присутствия Божия, силы Его именно в Его Имени. Имя Божие соединяется и сближается с понятием Славы Божией, которая даже любителями упрощенной синонимики не может быть отнесена просто к описательным выражениям». «Имена Божии не могут рассматриваться как чисто человеческие создания», — далее о. Сергий рассуждает о том, что имена Божественные не вечны, однако они — продукт сверхъестественного Откровения, а значит не изобретены людьми, но Сам Бог их открыл человеку. В этом русле становится понятным, почему имя — Божественная энергия, как считают сторонники имяславия. Энергию можно понять как действие, как проявление Божественной природы, которая непостижима, однако открывает себя через эту самую энергию. В этом, разумеется, присутствуют яркие черты влияния паламизма, который обнаруживает свою взаимосвязь с имяславием по мере его развития в трудах сторонников. «Вопрос о происхождении имён Божиих рассматривается Булгаковым в контексте паламитского различения между сущностью и энергиями Божиими». Этим исихастским богословием пронизано всё имяславие. Несмотря на свою близость к евномианству, пантеизму, оно всё же было лишено этих крайностей благодаря талантливым представителям этого «новоисихазма». Именно поэтому до сих пор остаётся целый ряд неосвещённых проблем. Всё это оставляет чёткое разрешение проблемы современному богословскому ренессансу.

Бабенко Владислав, выпускник ОДС

Источники и литература

1. Антоний (Булатович), иеросхим. Апология // http://omolenko.com/imyaslavie/
apologiya.htm?p=1#p1-frwd2/
2. Антоний (Храповицкий), архиеп. О новом лжеучении, обоготворяющем
имена, и об «Апологии» Антония (Булатовича) //http://test.pstgu.ru/DATACENTER/
DIR_FILES/DIR_ZIP/Docum/BF/2015/06/svAntoniy_Hrapov.pdf/
3. Булгаков Сергий, прот. Философия имени //http://krotov.info/library/02_b/ul/
gakov_s_030.htm/
31 Булгаков Сергий, прот. Философия имени //http://krotov.info/library/02_b/ul/
gakov_s_030.htm/.
32 Там же.
33 Иларион (Алфеев), митр. Священная тайна Церкви. Глава XII. С. 778.
Часть 2. Студенты бакалавриата 59
Спор об имени Божием
4. Вениамин (Федченков), митр. Имяславие //https://azbyka.ru/otechnik/
Veniamin_Fedchenkov/imjaslavie/
5. Гаврюшин Н. К. Русское Богословие. Очерки и портреты — Нижний Новго-
род, 2011.
6. Иларион (Алфеев), еп. Священная тайна Церкви. Введение в историю и про-
блематику имяславских споров — СПб., 2007.
7. Иларион (Дормычев), иеросхим. На горах Кавказа.//https://www.litmir.me/
br/?b=117688&p=12/
8. Иоанн Кронштадтский, прав. Моя жизнь во Христе //https://azbyka.ru/
otechnik/Ioann_Kronshtadtskij/moja_gizn_vo_hriste/2_2/
9. Лосев А. Ф. Имя. Избранные работы, переводы, беседы, исследования, ар-
хивные материалы. Издательство «Алетейя» — СПб., 1997.
10. Лосев А. Ф. Философия имени //http://predanie.ru/losev-aleksey-fedorovich/
book/72798-filosofiya-imeni/
11. Никон (Рождественский), архиеп. Меч обоюдоострый. Великое искушение
около святейшего имени Божия. Электронная книга — Директ-медиа М., 2014.
12. Троицкий С. В. «Об именах Божиих и имябожниках». СПб, 1914 //https://
azbyka.ru/
13. Флоренский Павел, свящ. Сочинения. Т. 3 — М., 2000.
14. Флоренский Павел, свящ. Столп и утверждение истины. Опыт православ-
ной теодицеи в двенадцати письмах.//http://predanie.ru/florenskiy-pavel-ierey/
book/183910-stolp-i-utverzhdenie-istiny//__

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here