Протоиерей Стефан Симоненко, выпускник ОДС

0
73

Протоиерей Стефан Симоненко,

выпускник ОДС

 

АРХИЕПИСКОП ИРИНАРХ (ПОПОВ) И ЕГО ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ В ПЕРИОД УПРАВЛЕНИЯ ИМ КИШИНЕВСКОЙ И ХОТИНСКОЙ ЕПАРХИЕЙ (1844-1855)

 

Одним из значимых архипастырей, оставивших после себя заметный след в истории Православия на Одесщине, был архиепископ Иринарх (Попов).

Яков Дмитриевич Попов, будущий архиепископ Иринарх, родился в 1790 г. в Курском уезде в семье священника. Учился в Курской духовной семинарии и Петербургской академии, которую окончил в 1817 г. со степенью кандидата богословия. Во время учебы был учеником митрополита Филарета (Дроздова). В августе 1817 года, в 27-летнем возрасте, принял монашество с именем Иринарх и рукоположен в иеромонаха. Свое служение иеромонах Иринарх начал в Орловской семинарии в качестве профессора церковной истории и еврейского языка. Спустя два года был направлен в Италию, где служил в русских приходах в Милане, Риме и Флоренции. Иеромонах Иринархнес послушание в домовых и посольских церквях в католической Италии двенадцать лет. По возвращении из Италии был возведён в сан архимандрита и в феврале 1831 г. был переведен вТолгский монастырь Ярославской епархии.  

В 1836 г. архимандрит Иринарх был рукоположен во епископа Старицкого, викария Тверской епархии, а затем стал епископом Рижским, викарием Псковской епархии. Пребывание в Риге открыло новые горизонты проповеди православной веры. С первых дней своего пребывания в Риге владыка столкнулся с недобрым отношением местных лютеран по отношению к православному духовенству. Прибалтийский генерал-губернатор М. И. Пален также был отрицательно настроен к новоучрежденной православной епархии. Неурожаи и бедность крестьян вызывали не спокойные настроения в крае. Сам владыка о ситуации в Риге писал: «Гражданское начальство начало поступать с крестьянами как с нарушителями порядка тогда только, когда узнало, что они подают прошения о присоединении их к православию. Это производило во мне сильное подозрение и заставило думать, что лютеранское начальство преследует крестьян за то, что они хотят оставить лютеранство и принять православие».

Авторитет православного епископа был очень высок. Владыка помогал крестьянам и не оставлял их в беде. Генерал-губернатор Пален питал к владыке крайне негативные чувства, оскорблял его, в письмах к императору и называл «революционером». Тем не менее, Синод под давлением правительства не поддержал епископа Иринарха, постановив, что он «поступал неправильно и неосторожно». При этом заявление генерал-губернатора о том, что владыка Иринарх сыграл роль в разжигании крестьянских беспорядков было отклонено. В связи с этими событиями 12 октября 1841 г. владыка покинул Ригу.

12 ноября 1844 г. Высочайшим указом владыкаИринарх был назначен управляющим Кишиневской и Хотинской епархией.Прибыв в Кишинев, владыка писал, что епархия «стоит на низшей степени просвещения и устройства». Архиепископ Иринарх не умалял трудов своих предшественников, которые стояли у истоков учреждения епархии. Он дал такую строгую оценку исходя из своих соображений, как человек ученый, строгий к себе, и к другим. Кроме того, владыка не мог учесть того, в каком состоянии находилась епархия во время ее открытия и после этого. 14 апреля 1845 г. епископ Иринарх был возведен в сан архиепископа.

С деятельностью владыки связывают начало политики русификации Кишиневской епархии. При нем значительная часть священников, молдаван по этническому происхождению, была заменена русскими. Кишиневская епархиальная типография, основанная еще в 1813 г. митрополитом Гавриилом (Бэнулеску-Бодони) и ставшая центром издания книг на румынском языке, потеряла свое прежнее значение. В 1840–1850 гг. количество издаваемых книг резко сократилось. Фактически типография печатала только Псалтирь на молдавском языке. Тем не менее, русификацию в этот период нельзя считать всеобъемлющей. Богослужения проводились на молдавском языке, причем не только в сельской местности, но зачастую и в городах, включая Кишинев. Обучение священников русскому языку продвигалось крайне медленно: лишь половина протоиереев и около 10 % рядовых священников получили семинарское образование на русском языке. Учитывая то, что бессарабский клир формировался в основном из местных молдаван, можно заключить, что далеко не большая их часть была в состоянии эффективно совершать богослужения на русском языке.

В первое лето управления Кишиневской епархией владыка Иринарх предпринял поездку для ознакомления с состоянием храмов, находящихся в северной части Бессарабии — Оргеевском, Бельцком, Сорокском и Хотинском уездах. Первые два года своего пребывания на Кишиневской кафедре владыка изучал изнутри состояние своей епархии и стал заниматься устранением обнаруженных проблем. Он строго следил за проповедями священнослужителей. У каждого из них был свой день для произнесения проповеди согласно расписанию.

В первые годы служения архиепископа Иринарха в Бессарабии насчитывалось 905 храмов, многие из них требовали ремонта. В 1851 г. в Бессарабии лишь 24 из 41 протоиерея получили богословское образование, из 1009 священников — 29. Многочисленные молдавские приходы требовали от священнослужителей знания молдавского языка. Таких пастырей готовила Кишиневская семинария, но ее силами решить эту проблему не представлялось возможным. Владыка Иринарх заботился о добром отношении благочинных к рядовым священникам и не терпел проявления неуважения к ним. Он стремился увеличить число работников консистории, но Синод не удовлетворял соответствующее прошение, поданное трижды. Тогда владыка расширил круг трудящихся за свои собственные средства.

Владыка любил строгость и порядок. Находим запись, сделанную им 16 марта 1853 года: «Зашедши в типографию, я нашел в оной неимоверный беспорядок: а) буквы разбросаны по всем местам — на столе, под столом, на окнах, на земле; б) литографа не было; в) работы никакой не производилось… За такой беспорядок членам правления делается строгий выговор, и объявляется, что они показывают себя малоспособными к занятию своих должностей». После этого типография возобновила работу в полной мере и начала приносить доходы.

В 1837 г. помещение Благородного пансиона было разрушено землетрясением. Под нужды духовного образования задействовали все архиерейские усадьбы, но это не решило проблему. Владыка написал в Синод, но в это время утвердили проект строительства духовного уездного училища в г. Бельцы. В затяжной переписке со Святейшим синодом по поводу постройки здания Благородного пансиона владыка уступил. Он на собственные средства в 1851 г. построил флигель на 80 учеников. В 1857 году — еще один флигель на 96 казенноштатных, т.е. обучавшихся за средства казны, учеников. И хотя Синод выделил средства на кухню и пекарню, флигель открыли лишь в 1860-х гг.

Владыка Иринарх нес служение на территории Бессарабии в тяжелый период Крымской войны. Для Бессарабии это было непростое испытание. Российские войска проходили через ее территорию, поэтому народ должен был устраивать солдат на ночлег и снабжать их провизией. В это время владыка Иринарх стал истинным пастырем, который помогал своей пастве вынести тяготы войны. Образование, таланты, бесстрашие, мужество перед вызовами своего времени долгое пребывание в Европе, — все это дало возможность благоприятно служить Церкви и многонациональной Бессарабии.  

Русские войска численностью 180 тысяч человек были дислоцированы в Дунайских княжествах. Регион снабжал армию сельхозпродуктами и фуражом. Так, в 1854 г. было изъято большое количество зерна для нужд армии. Местные жители участвовали в подготовке окопов и строительстве мостов. Спустя год наступила засуха, которая усугубила положение всех слоев населения. Особенно страдали семинаристы, которым на стол подавали ржаной хлеб и часто кормили только мамалыгой. В Указе правительства Российской империи от 1856 года готовилось о бессарабцах: «На протяжении двух лет наши воины находили в ваших домах радостное гостеприимство и горячее сочувствие. В памяти России останутся неизгладимыми ваше усердие, ревностность, ваша любовь к общему благу».  

Итогом Крымской войны стало присоединение территории устья Дуная и части Южной Бессарабии к Румынии. Вместе с этой территорией 124 храма Измаильского уезда также стали принадлежать Румынской Православной Церкви. Это отозвалось болью в сердце Русской Церкви и правящего архиерея Кишиневской и Хотинской епархии. Архиепископ Иринарх был командирован Синодом в Яссы, где на встрече с молдавским митрополитом Софронием (Миклеску) просил защиты для утерянных приходов Русской Церкви. В частности, он просил: сохранить в храмах сложившийся порядок богослужений и приходской жизни; найти достойных пастырей для тех приходов, которые останутся без священников; обеспечить духовенство правами и преимуществами, которые у них были в России; сохранить церковнославянский язык богослужений; помочь создать приходы в бывших ранее крепостных храмах в Измаиле и Килие; дать возможность детям священников беспрепятственно поступать в учебные заведения Дунайских княжеств.

По возвращении в Кишинев иерарх начал перестраивать архиерейский дом и Покровскую церковь при нем. Архиерейская Покровская церковь была освящена митрополитом Гавриилом в 1812 г. при открытии епархии. В 1845 г. ее освятили повторно. В 1856 г. была отремонтирована Крестовая церковь. Богослужение в храме совершалось на церковнославянском и молдавском языках. В 1858 г. владыка Иринарх решением Святейшего синода был переведен на Каменец-Подольскую кафедру, в 1863 г. — на Рязанскую. Спустя четыре года в связи с болезнью был уволен на покой в Рязанский Троицкий монастырь.

Скончался владыка Иринарх 25 сентября 1877 года. Некрологи о нем напечатали в Вологодских, Рижских, Кишиневских, Каменец-Подольских, Самарских, Казанских, Тверских, Рязанских и других епархиальных ведомостях.Владыка Иринарх жертвовал всего себя на благо Церкви. Он оставил проповеди, поучительные слова, а также исторический очерк о Православной Церкви в Греции. В Кишиневской и Хотинской епархии архиепископ Иринарх явил образ верного и мудрого пастыря Церкви. Здесь он служил четырнадцать лет. Сведения о жизни архиепископа Иринарха мало описаны в Кишиневских епархиальных ведомостях. В КЕВ № 11 за 1882 год находим статью работника почты г. Кишинева — И. А. Щекина, который в бытность владыки на Кишиневской кафедре общался с ним. Щекин описал трогательные проповеди архиепископа Иринарха, которые вызывали в нем восхищение владыкой.  

Анализируя деятельность архиепископа Иринарха, во время пребывания его на Кишиневской кафедре, можно заключить, что владыка стремился как можно лучше послужить святой Церкви. Архипастырь был хорошо образованным и эрудированным человеком, все свои таланты он направлял для созидания Кишиневской и Хотинской епархии. Любовь к богослужению, молитве, сила проповеди владыки — все эти качества оставили глубокий след в сердцах многонациональной паствы Бессарабии

.

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь