Храм апостола Андрея Первозванного

0
198

История храма апостола Андрея Первозванного и новомучеников и исповедников в старом здании семинарии.

Храм Андрея Первозванного и история этого места очень отрезвляют, с новыми силами стремишься верить и жить.

Двадцатое столетие – особая эпоха  в жизни Русской  Православной Церкви,  которая ознаменовалась невиданными гонениями за веру, по своим масштабам, циничности, коварству и жестокости, превосходящим все, что когда-либо выпадало на долю последователей Христовых, которых, разве что, можно сравнить с гонениями на первых христиан периода Римской империи, времен Диоклетиана и Нерона.

Массовые системные репрессии советского режима коснулись миллионов ни в чем не повинных людей, и в первую очередь, православных христиан: священнослужителей, семинаристов и простых мирян.

Это трудное время непосредственно коснулось и Одесской духовной семинарии, открытие которой произошло в 1838 году в наемном, впоследствии собственном, доме, находящемся на углу Почтовой улицы и Александровского проспекта. Помещения, в которых начала свою работу семинария, были тесны для довольно многолюдного учебного заведения с интернатом и квартирами. Отсутствие достаточно обширных двора, сада, больницы соответствующей санитарным нормам того времени — негативно влияло на здоровье и, в случае заболевания, на лечение семинаристов. Расположение старого помещения  семинарии в центре города, среди кипучей торгово-промышленной  жизни Одессы представляла собой много неудобств для закрытого духовно-учебного заведения  как в  учебном  так и в воспитательном отношениях.

По Промыслу Божию, и к великой пользе  для семинарии, в 1899 году на Херсоно-Одесскую кафедру вступает многопопечительный, энергичный, многоопытный Владыка Высокопреосвященнейший Иустин (Охотин). Он письменно просит Одесского Мецената, в то время состоявшего Городским Головою, Камергера Его Императорского Величества Господина Григория Маразли предложить на обсуждение Городскому Управлению и повлиять на благоприятное решение вопроса о безвозмездном отводе для новой семинарии свободной городской земли в ближайшем к городу углу Ботанического сада (сегодня это ул. Канатная, угол ул. Семинарская). Данный вопрос решился положительно, и в конечном итоге участок земли  под строительство нового здания семинарии составил 10241 кв. м.

Составление проекта и сметы на означенную постройку было поручено Члену Техническо-Строительного Комитета Хозяйственного Управления при Святейшем Синоде гражданскому инженеру Е.Л. Морозову. 11 августа 1900 года на новых торгах постройку зданий Одесской семинарии взял на себя Санкт-Петербургский купец 1-й гильдии Л.С. Ожинский.

8 сентября 1900 года на месте будущих зданий был отслужен молебен с освящением всего отведенного под здание семинарии участка земли, а вместе с тем была произведена закладка больничного корпуса. Производителем работ по проекту был епархиальный архитектор Л.Ф. Прокопович. Благодаря его усердным трудам проект был усовершенствован Строительным Комитетом. Техническую и консультационную помощь в строительстве, также оказывало Отделение Императорского Русского Технического Общества.

17 апреля 1901 года является одним из знаменательных моментов в истории нашей семинарии. В этот день торжественно в присутствии властей духовных и гражданских, представителей Городского Самоуправления и местной печати, всех учащих и учащихся совершена была закладка будущего храма Господня и главного корпуса зданий Одесской семинарии. Высокопреосвященнейший архиепископ Иустин принял личное, непосредственное участие в этом торжестве; им в сослужении  Одесского духовенства, близкого к делу постройки семинарии, совершена была Божественная Литургия в ближайшем Свято-Николаевском храме, который был в последствии взорван в 40-х годах во время Великой Отечественной войны, сегодня в пер. Матросова на его месте стоит жилой дом. По окончании Божественной Литургии с подобающей торжественностью и по определенному чину на самом месте будущих зданий совершенно молитвословие на основание нового храма и нового здания, и Владыка собственноручно положил первый краеугольный камень будущего храма.

Главное здание семинарии по своим обширным размерам, площадь которого составляла 1920 кв.м.,  поражало одесситов своей архитектурной красотой и довольно роскошной отделкой как внутри, так и снаружи. Оно занимает одно из первых мест среди учебных учреждений нашего города.

В самом деле, размеры этого здания, а также и его назначение для учебно-воспитательного заведения с интернатом на 350 учеников, заставили возводить его не по общепринятому в нашем городе шаблону и приемам в высшей степени экономным.

На каждом шагу соблюдались предосторожности и укреплялись отдельные части здания. Поэтому из-за плохого качества грунта на месте постройки возникла необходимость в сильном усилении и углублении фундамента зданий, достигших 2,5 м ширины и почти такой же глубины. В нижних этажах здания был заменен наш местный, весьма слабый материал, – искусственный камень кирпичом и этим придавалась стенам весьма солидная толщина, так: стены от подвального этажа по 3-й этаж от 60 см до 1 м.30 см. высота второго этажа составляет 4,5 м, а третьего – 4 м. Для всех перекрытий помещений, в виду большой ширины их, пришлось употреблять лес не привычных в Одессе размеров.

Отопление было сделано 2-х видов: печное и водяная система отопления.

Наша семинария была 2-й в Российской Империи, после Тульской, где было устроено электрическое освещение.

Эксклюзивным на сегодняшний день является сохранившийся дубовый паркет в верхнем храме и на 2-м этаже здания.

Во всех зданиях устроена вентиляционная система, которая является изобретением инженера-механика С. Я. Тимоховича, пользовавшаяся широкой известностью по всей России. Вся польза от устройства заключалась в том, что воздух не дул сквозняком от окна до окна, а распределялся тонкими струйками по всему помещению.

Все здания были воздвигнуты за два года.

2 октября 1902 года, по возвращении учеников из домов родителей, состоялось освящение жилых и классных помещений во вновь сооруженных зданиях духовной Семинарии. Чин освящения совершил Высокопреосвященнейший Иустин, Архиепископ Херсонский и Одесский, в сослужении четырех протоиереев и четырех священников при пении хора воспитанников семинарии. В этот день к 10 часам утра из кафедрального собора была доставлена в Семинарию благоговейно чтимая местная святыня, Касперовская чудотворная икона Божией Матери и была встречена здесь о. Ректором с преподавателями и воспитанниками семинарии. Святыня была внесена в зал собеседований и положена на аналое. Здесь перед иконой был отслужен молебен с чином освящения воды. Затем было освящено все здание, после чего икона была вынесена к парадному входу и здесь положена на приготовленном для нее аналое. Владыка прочел молитву на «поднятие креста», и окропил его святой водой. Большой 2-х метровый металлический бронзовый Крест, при пении – «Вознесыйся на крест волею» — был поднят и утвержден над фасадом здания.

3 октября в 10 часов утра в Семинарии перед Касперовской иконой Божией Матери Ректор и служащие в Семинарии лица священного сана отслужили молебен с чтением акафиста и молитвою перед началом учения. Икона была пронесена по всем жилым и классным помещениям Семинарии.

4 октября в новоустроенных зданиях Одесской духовной Семинарии начались учебные занятия.

Но самый знаменательный, торжественный день в летописях этого учебного заведения — 31 августа 1903 года, день освящения храма во имя первозванного апостола Андрея. Освящение совершил Архипастырь Иустин в сослужении двух своих викариев и духовного собора лиц, близких семинарии, при молитвенном участии многих высокопоставленных лиц, сонма почтенных граждан и духовенства, учащих и учащихся. Освящением святого храма вполне закончилось и завершилось дело построения новых зданий Одесской семинарии.

В этот день были произнесены воистину пророческие слова: «Этот храм, ныне освященный, будет на последующие времена высшим училищем, училищем веры и благочестия, училищем христианского любомудрия, любвеобильною матерью-наставницей и воспитательницей для постепенной смены юношества, поступающего во вновь построенное учебное заведение с целью получить в нем религиозно-нравственное воспитание в духе православной веры, в преданности и верности Святой Церкви, Царю и Отечеству», ведь, как мы увидим, здесь воспитывались Ее верные чада, будущие новомученники и исповедники, не содрогнувшиеся перед испытаниями, выпавшими на долю своей Матери-Церкви, достойно пронесшие свой крест до конца.

Годы, последовавшие за революцией, были наполнены убийствами, издевательствами и беспощадными гонениями на духовенство и верующих, закрытием храмов, осквернением святынь, изживанием духовности и моральности из жизни общества, закрытием духовных учебных заведений.

В 1917, 1918 годах все эти события перекинулись и на наш город. Первым было закрыто Одесское духовное училище, которое находилось на ул. Внешней, сегодня – ул. Мечникова. 4 класс ОДУ был переведен в здание Одесской духовной семинарии, где с 1 сентября 1918 года четвероклассники продолжили свое обучение. О благолепии семинарского храма записал в своих воспоминаниях один из студентов того времени, Глижинский Владимир Климентьевич: «Когда мы вошли по ступеням крыльца в это красивое здание, перед нами предстала большая дверь семинарской церкви. В первое воскресенье мы удостоились войти в этот красивый храм. Ну, какие есть на белом свете у мастеров золотые руки, чтобы так ажурно лобзиком-пилочкой выпилить резьбу, как это было сделано в семинарском храме? Немного воскресных богослужений пришлось увидеть и также услышать пение замечательного семинарского хора».

Как же все-таки происходила ликвидация Одесской духовной семинарии, Одесского духовного училища и Одесского епархиального женского училища в 1919 – 1920 годах, которые теперь находились в одном здании? История этого вопроса такова.

На Одесском Чрезвычайном Епархиальном Съезде представителей клира и мирян Православной Церкви, который проходил с 19 по 26 апреля 1917 года, было принято много резолюций, среди них и по реорганизации духовной школы. Съезд посчитал за лучшее «разделить духовную школу на две: общеобразовательную и специальную». чтобы по Закону Божию не было никаких отметок.

Для подготовки пастырей церкви и для получения специально-богословского образования должны быть созданы при материальной поддержке государства особые школы, куда поступают без ограничения возраста все лица с законченным средним образованием. Окончание этих школ обязательно для кандидатов священства… кроме средних школ, должны существовать высшие учебно-богословские школы – духовные академии».

«С 1 февраля 1918 года в ОДС начались учебные занятия одновременно во всех классах и во всех отделениях. Плата за содержание в общежитии до 120 руб. в месяц. Тем из воспитанников, которые по уважительным причинам лишены возможности явиться к учебным занятиям в Одессу, разрешается проходить положенные курсы дома, но с условием сдачи репетиций в мае сего года».

В 1918 и 1919 годах в ОДС, несмотря на грозовую обстановку, хотя и с опозданием, занятия продолжились.

12 февраля 1919 г. декрет Временного рабоче-крестьянского правительства Украины, который гласил:

«1. Все духовные училища и семинарии с их имуществом и предметами переходят из духовного ведомства в ведомство Народного комиссариата просвещения и преобразовываются в школы общеобразовательного характера.

  1. Пятый и шестой классы духовных семинарий, как специально богословские классы, ликвидируются…»

В свою очередь, согласно постановлению от 1 февраля 1919 г. за подписью комиссара народного образования В.Затонского отменялись «переходящие и выпускные экзамены, отменялось применение отметок для «оценки познаний и поведения учащихся», воспрещалось задавание на дом уроков». Кроме того, отменилось обязательное изучение латинского языка.

Результатом декрета между мартом и июнем этого же 1919 года последовал следующий приказ по Губнаробразу: «из предметов преподавания исключаются предметы, входящие в состав Закона Божия. Из состава преподавателей и администрации этих учебных заведений устраняются лица духовного звания и заменяются гражданскими служащими».

Таким образом, в Одессе появились вместо епархиального училища – женская гимназия, вместо духовного училища – мужская прогимназия.

Поставил последнюю точку в истории закрытия духовных учебных заведений в Одессе Первомайский приказ 1920 года, который гласил: «Для выяснения наличного состава преподавателей высших учебных заведений г. Одессы на 1 мая 1920 г…, в связи с отделением школы от церкви…, подлежат отчислению из списков преподавателей всех высших учебных заведений г. Одессы следующие 76 профессоров, младших преподавателей, ординаторов и стипендиатов», т.е. тех, кто имеет отношение к Церкви.

И только в феврале 1923 года сюда был перевезен Одесский сельскохозяйственный институт.

Во время второй мировой войны гитлеровцами было разрушено и вывезено оборудование 52 институтских кабинетов и лабораторий, была опустошена библиотека, которая была завезена сюда в 1920 году на место семинарской.

Известно также из свидетельства очевидцев, что в середине 50-х годов в храме располагался клуб культуры. А в 60-х годах в храме была устроена библиотека, которая на 2006 год составляла 1 миллион экземпляров книг.

В ХХ век — время разгула безбожия и безнравственности, Промыслом Божиим в России, в том числе и в  стенах Одесской Духовной Семинарии воздвигались и сохранялись богобоязненные чистые люди, которые ставили целью своей жизни стараться всеми силами быть подобными Христу в Его преданности и послушании воле Отца Небесного.

И поэтому история Семинарии была бы не полной без истории жизни своих выпускников- страстотерпцев, разделивших в полной мере участь своей духовной школы. С неимоверным трудом и  буквально по крупицам, приходится ныне восстанавливать картину поистине беспрецедентных в истории Церкви гонений, которые, в  первую очередь коснулись, не столько внешних святынь, сколько живых людей.

И на сегодняшний день нам известна судьба всего лишь немногих  выпускников новой дореволюционной семинарии, на кратких жизнеописаниях которых хотелось бы остановиться. Хочу обратить ваше внимание,  что это жизнеописания наших предшественников. И, слушая судьбы наших собратьев, давайте задумаемся —  насколько мы сегодня, живя в тепле и уюте, готовы к таким испытаниям, каково было бы нам оказаться на их месте. Итак, судьбы семинаристов:

Из них выпускники 1905 года – 2 человека:

1) Трехбратский Георгий Николаевич – священник,  сын священника, родился в г. Одессе. Служил в с. Ясеново ІІ, Любашовского р-она, Одесской области.

25 декабря 1934 г. был арестован  Одесским Облуправлением НКВД.

9 апреля 1935 года Осужден Особым Совещанием при НКВД СССР   на 5 лет исправительно-трудовых лагерей. Был обвинен в «контрреволюционной пропаганде и агитации».

Дальнейшая судьба неизвестна.

2) Васильковский Евгений Георгиевич – священник, место рождения Подольская губерния. Служил в с. Шпаков, в Херсонской области.

С 1914 года служил в Могилевской губ., в с. Садковцы.

В 1929 году осужден Особым Совещанием при НКВД СССР на 3 года концлагерей, было выдвинуто обвинение по «контрреволюционной агитации». Отбывал наказание в Соловецком лагере особого назначения.

27 октября 1930 года дело было пересмотрено и Особым Совещанием при Коллегии ОГПУ священник Евгений Васильковский был приговорен к расстрелу за проведение с заключенными бесед духовного содержания, отказывался от работы по религиозным убеждениям.

Через месяц 27 ноября 1930 года священник  Евгений Васильковский  был расстрелян.

Один выпускник 1909 года

Машкевич Юрий Николаевич – священник, сын священника, родился в с.Новоселица Винницкой области. До 1934 г. работал бухгалтером Радиотехнического узла.

27 февраля 1934 года был осужден судебной тройкой при Коллегии ГПУ УССР и осужден на 5 лет исправительно-трудовых лагерей в Бамлаг (Байка́ло-Аму́рский исправи́тельно-трудово́й ла́герь).

23 мая 1935 г. был приговорен к высшей мере наказания – расстрелу,  который был заменен 10-ю  годами заключения в Соловецком лагере Особого назначения, где и в лагпункт «Кремль», работал бухгалтером финчасти.

Но 9 октября 1937 года Особая тройка при УНКВД по Ленинградской обл. приговорила священника Георгия Машкевича к расстрелу.

27 октября так называемый «соловецкий этап» 1111 заключенных погрузили на баржи и перевезли в урочище Сандармох в Медвежьегорском районе Карелии, где их всех расстреляли. Здесь 3 ноября и  был расстрелян  священник Георгий Машкевич

Урочище Сандармох — самое большое на Северо-Западе России место массовых расстрелов и захоронений жертв политических репрессий, узников сталинских лагерей 1937-1938 годов. Преимущественно это были спецпоселенцы и заключенные Беломорско-Балтийского канала и Соловецких лагерей, а также жители окрестных сел. По разным данным, в урочище Сандармох было расстреляно от семи до девяти с половиной тысяч человек.

Выпускники 1911 года – 3 человека:

1) Афендик Сергей Иванович – священник, родился в с.Николаевка-Ганское,  Херсонской губ.

Служил в с.Ясеново II, Любашовский р., Одесская обл.

2 декабря 1937 г. был арестован Любашовским РО УНКВД УССР по Одесской обл.

5 декабря тройкой при УНКВД УССР по Одесской обл. был обвинен в «антисоветской агитации и пропаганде» и приговорен к высшей мере наказания – расстрелу.

И 17 декабря 1937 года священник Сергий Афендик был расстрелян.

2)  Чалый Иван Иванович – протоиерей, родился в с.Ново-Петровка, Херсонской обл.

Служил в Херсонской области, в селах Михайловка, а затем Снегиревка.

В 1919 году закончил Московскую Духовную Академию. После революции ему пришлось вернуться в Херсон. Получил приход в Херсонской области в  с. Голая Пристань (в настоящее время это город),  храм свт. Николая. В 1928г было конфисковано все имущество, семью выселили в одну комнатушку церковной сторожки.

В 1930 году был арестован, якобы, за срыв мясозаготовки. Отбывал наказание в доме предварительного заключения, затем его перевели в Херсонскую тюрьму. В тюрьме о.Иоанн провел почти год. После заключения он тяжело заболел и для получения необходимого лечения был переведен в Одесскую епархию.

В г. Одессе о. Иоанн служил в храме св. Алексия человека Божия около года, до ее закрытия.

С 1932 по 1938 г. служил в Михайловской церкви до ее закрытия.

О.Иоанн прослужил в сане священника 26 лет.

18 марта 1938 г. был арестован и через два дня тройкой при УНКВД по Одесской обл. был обвинен в «принадлежности к церковно-фашистской организации». Приговорен к высшей мере наказания – расстрелу.

И через полтора месяца 8 мая 1938 года  протоиерей Иоанн Чалый был расстрелян.

 

3) Кротков Леонид Платонович – протоиерей, родился в Костромской губ., в с.Шохны.

После окончания Духовной Академии служил благочиннымв г.Ананьеве Одесской обл.

С 1933 по 1934 г. находился в заключении в Исправдоме (тюрьме ОГПУ) в г. Тирасполь, Молдавии.

В камере, предназначенной для 40 человек, было 120 заключенных, между ними были и другие арестованные духовные лица благочиния. Раз в сутки заключенных выводили на 10 минут на воздух во двор, весь застроенный тюремными бараками.

В1934 году, в ночь с 1-го на 2-е октября вместе со старостой собора и соборным сторожем Василием Размерицей он был арестован. В те же дни были арестованы многие другие священнослужители благочиния. Все арестованные были направлены в Тираспольскую тюрьму.

16 апреля 1935 года был осужден Спецколлегией Главного Суда Молдавской АССР Обвинен в «контрреволюции, к/р пропаганде, связях с врагами народа — контрреволюционным духовенством, поминании за богослужением Патриарха Тихона. Приговорен к 10 годам ИТЛ с конфискацией личного имущества, с  поражением в правах на 5 лет.

В отдаленных лагерях НКВД Групповое дело «дело о. Леонида Кроткова и др., г.Ананьев, 1935г.». По делу проходило 7 человек.

О. Леониду было предъявлено обвинение в контрреволюции и вынесен приговор о расстреле. Остальным, проходившим по делу дали различные сроки заключения в концлагерях (от 3-х до 10 лет).

О.Леониду предлагали отказаться от сана и получить за это облегчение своей участи, но он на это не согласился. О.Леонид остался верным Богу и Церкви. Виновным себя не признал. Впоследствии расстрел был заменен на заключение в северных концлагерях.

6 октября 1935 г. батюшку отправили Белбалтлаг, лагпункт N 1 (на 1-м шлюзе), где заключенные жили в бараке с дырявыми крышей и стенами, с двухэтажными нарами и прогнившим полом, из-под которого появлялись крысы. Не успевали люди задремать, как их с ног до головы осыпали голодные клопы. А в темноте их обворовывали  лагерные грабители — «урки».

Затем их отправили в Белбалтлаг, на строительство Беломоро-Балтийского канала, в лесной лагпункт, потом в лагпункт № 9. После того как расформировали и этот лагерь, о. Леонида отправили в Соловецкий лагерь особого назначения, лагпункт N 1(Медвежья Гора) , Повенецкое отделение, где он провел с 1936 по 1937 год.

Город Повенец после революции был превращен в лагерь, лучшие дома были заняты
чекистами и учреждениями ОГПУ. На всех тяжелых работах работали заключенные; местных
жителей осталось не более 10 семей. Из 8 храмов осталась одна церковь, священник которой тоже был сослан.

В этом Повенецком лагпункте протоиерей Леонид находился около двух лет.

В 1937 в мае протоиерей Леонид Кротков умер в заключении после сильного сердечного припадка.

Место захоронения Соловки, г.Повенец, Повенецкое городское кладбище.

Один выпускник 1912 года

Священномученник Антоний (Панкеев Василий Александрович) – епископ, родился в семье священника, в с. Садовое, Херсонский у., Херсонская губ.

В 1915 г. в Петрограде принял монашеский постриг, стал иеромонахом Антонием. И здесь в 1917 г. закончил Духовную Академию.

С 1917 года преподавал в Одесской Духовной Семинарии до ее закрытия.

27 августа 1924 года был хиротонисан Патриархом Тихоном в епископа Мариупольского, и назначен викарием Елисаветградской епархии.

Позже был сослан в Харьков. А в 1926 году был арестован, после чего отбыл 3 года заключения в Соловецком концлагере, и 3 года в ссылке в г. Енисейске.

С 1933 г. назначен епископом Белгородским.

25 февраля 1935 года был опять арестован и приговорен к 10 годам лишения свободы в Дальлаге Хабаровского края.

В феврале 1938 года начато новое дело.

В начале марта 1938 года обвиняемые были перевезены из лагеря в Благовещенскую тюрьму. 17 марта Тройка НКВД приговорила их к расстрелу.

1 июня 1938 года епископ Антоний (Панкеев) вместе с архиепископ Онуфрием (Гагалюк) был расстрелян.

Канонизирован Русской Православной Церковью, память совершается 1 июня.

 

Один выпускник 1913 года

Тихонов Дмитрий Яковлевич – священник, родился в с. Евгеньевка, Тираспольский у., Херсонская губ.  Отец был псаломщиком местной церкви.

С 1913 по 1929 года служил в с.Парканы, Тираспольский р., Молдавская АССР.

В 1929г. началась коллективизация в Левобережном Приднестровье и т.н. «ликвидация кулачества как класса». В числе первых репрессированных парканцев оказался и о.Димитрий.

18 мая 1929 года его арестовали «по политическим мотивам», а 3 ноября этого же года Особым Совещанием при Коллегии ОГПУ осужден на 3 года лишения свободы, в связи якобы «контрреволюционной деятельностью».

9 августа 1932 года о. Димитрий был приговорен на 3 года ссылки в Северный край.

Дальнейшая судьба священника Димитрия Тихонова неизвестна.

Выпускники 1915 года – 3 человека

1) Панкеев Павел Александрович – священник, сын священника,  брат епископа Антония (Панкеева Василия Александровича), родился в с.Садовое (Фалеевка),  Одесский у., Херсонская губ.

С 1923 по 1934 год служил в с.Ширяево, Ананьевский р., Одесская о.

18 декабря 1934 г. был арестован Молдавским областным управлением НКВД и заключен в Тираспольскую тюрьму.

При аресте о. Павел был обвинен в том, что «не доносил о к/р деятельности своего брата, епископа Антония (Панкеева) и не сообщил о 2-х недельном пребывании брата у него в гостях».

16 апреля 1935 г. был обвинен Спецколлегией Главного Суда Молдавской АССР  в «контрреволюционной деятельности». Проходил по делу вместе с протоиереем Леонидом Кротковым (Выпускник ОДС 1911 года.).

Был приговорен к 5 годам лишения свободы в отдаленных лагерях НКВД с конфискацией личного имущества, с поражением в правах на 5 лет.

Священник Павел Панкеев умер в Тираспольской тюрьме в 1934г.

2) Торский Антоний Никодимович – священник, родился в с.Софиевка, Александрийский у., Херсонская губ.

Служил в Томской области, Кривошеинском районе.

В 1933 году его арестовали. Проходил по обвинению в «контрреволюционной деятельности».

Был приговорен к 10 годам ИТЛ. Подробности отбытия наказания неизвестны.

В 1937 г. был арестован в с. Болотная, Томской области. На момент ареста работал помощником бухгалтера пекарни хлебокомбината.

Из обвинительного заключения: «…Бросал в тесто мелкое стекло, мелкие гвозди, подсыпал песок — делал это систематически… «

Приговорен к высшей мере наказания – расстрелу.

И 8 октября 1937 г. священник Антоний Торский в Томске был расстрелян.

3) Климентьев Михаил Денисович (Деонисьевич)–священник, родился в с.Клинцы, Одесской губ., в семье священника. Закончил Семинарию и поступил в Ростовский университет, на  юридический факультет. После окончания 3-го курса началась гражданская война.

Служил в Ростовской, а затем в Донецкой области.

В 1928г. участвовал в диспуте с антирелигиозниками, «разбил их в пух и прах»,
отказался сотрудничать с властями, за что ему пообещали не забыть этого.

В 1929 году о. Михаила арестовали. Его обвинили в «контрреволюционной деятельности» и приговорили к 3 годам ИТЛ.

С 1930 по 1932 год отбывал наказание в Белбалтлаге.

В 1932 году отказался отречься от сана и был осужден еще на 3 года.

В 1936 году был освобожден, после чего жил в пос. Рудченкова, в Донецкой области, работал фельдшером подземного медпункта шахты N17-17 Бис треста «Рутченковуголь» в Донецке.

Вскоре 17 сентября этого же года о. Михаила вновь арестовали и 13 января 1937 года Спецколлегией Донецкого облсуда был обвинен в «к/р деятельности», и приговорен к 10 годам лишения свободы, к 5 годам поражения в правах.

Проходил по групповому делу  «Делу группы священников Донецка. Донецк. 1937г.».

Обвинения в проведении к/р деятельности не признал.

С 1937 по 1942 год, т.е. из 10-ти 5 лет провел в Магаданской области, Севвостлаге Северо-Восточном исправительно-трудовом лагере. Дальневосточный край (ныне Магаданская область).  24 мая 1942 года священник Михаил Климентьев умер в лагере.

Выпускники 1916 года – 2 человека:

         1) Венцель Владимир Петрович – священник, родился в семье священнослужителя в с. Трикраты Вознесенского района.

Служил в Разделянском районе, под его окормлением находились села: Кировское, октябрьское, Антоновка, Покровка и др. с этих хуторов, Буденовское и Н.Дмитриевское.

10 сентября 1937 г. был произведен обыск и арест о. Владимира.

Его обвинили в контрреволюционной деятельности и агитации среди колхозников, привлечении в храм детей дошкольного возраста.

«Допрошенный по данному делу виновным себя не признал, но наличие свидетельских показаний вполне подтверждают его преступную деятельность» и этого основания также достаточно, чтобы направить дело на рассмотрение Судебной Тройки Облуправления НКВД г.Одессы.

15 сентября 1937 года Тройкой при УНКВД по Одесской области Раздельнянского района приговорен к расстрелу.

2 октября 1937 года приговор был приведен в исполнение.

2) Легейда Николай Ильич – священнослужитель, родился в с. Новгородка, Днепропетровской обл.

Служил в с.Коломна  Вышневолоцкий р., Тверская о.,

9 февраля 1938 года был арестован, а 13 февраля приговорен к 10 годам ИТЛ.

Наказание отбыл в Сиблаге 2 года из 10-ти. (Его подразделения располагались на огромной территории сначала Сибирского затем Западно-Сибирского края)

12 февраля 1940 года о. Николай Легейда умер в лагере.

3) Замша Петр Николаевич – протоиерей.

Был арестован в преклонном возрасте в Херсоне.

Из тюрьмы увезен в неизвестном направлении. Дальнейшая судьба родным не известна.

Поэтому наше здание бывшей семинарии, сегодня, к сожалению, Аграрного Одесского университета вместе с нашим чудесным храмом-памятником – это не просто памятник архитектуры, памятник истории, но нечто намного большее, это памятник Новомученникам и исповедникам земли Русской, в частности и Одесской.  Здесь находились люди, жизнь которых должна стать для нас примером. После возвращения храма Одесской епархии в 2006 году, и освящения 10 января 2010 году Его Высокопреосвященством Агафангелом, Митрополитом Одесским и Измаильским, он получил второе название в честь святых Новомученников и исповедников Российских, ведь именно здесь они воспитывались, здесь они молились, здесь они оставили вечную память о себе. И именно благодаря их молитвам этот храм и был воссоздан.

«Вечная память всем православным, в заключении скончавшимся и убиенным советской властью!»

Минувшие десятилетия мрачного безбожия и безжалостного физического истребления духовенства и мирян в России во многом нарушили нашу преемственную связь с духовными традициями христианского прошлого и их живыми носителями. И потому мы особенно нуждаемся в молитвенном поминовении всех тех, кто пострадал за веру Христову: был расстрелян, замучен, убит, умер от болезней и голода в лагерях. Сегодня они, имена которых ведает один Бог, являются нашими молитвенниками и предстателями пред Господом Богом, и мы верим, что их молитвами Господь укрепит Святую Церковь в тех трудностях, которые сегодня ей приходится переживать.

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here