Доклад, прочитанный на IV Международно-практической конференции «Духовное и светское образование: история взаимоотношений – современность – перспективы»

0
254

Протоиерей Андрей Николаиди,
кандидат богословия,
проректор по учебно-методической работе Одесской Духовной семинарии

«Значение воспитательного элемента в процессе формирования личности пастыря в контексте процесса реформирования духовного образования.»

Сейчас наши духовные школы находятся в состоянии проведения реформы, целью которой является совмещение отечественных традиций богословского образования и современных достижений европейской образовательной системы, привитие нашей духовной школе основ так называемого болонского процесса.
Необходимость серьезных изменений, причем изменений не формальных, а качественных, изменений системных, давно осознавалась всеми, задействованными в системе духовного образования. После освобождения от гнета атеистической системы, отечественное богословие получило возможность вновь стать полноправным участником мирового научного сообщества, полнокровно развиваться, но для этого необходимо было пересмотреть практически все аспекты образовательной системы, переработать и привести в соответствие с мировыми стандартами стандарты нашего духовного образования. И наши духовные школы вступили в длительный и неоднозначно воспринимаемый многими, но крайне необходимый им самим процесс, призванный усовершенствовать церковную систему образования.
Но, говоря об усовершенствовании и приступая к реформам, необходимо помнить, что европейское образование, как, в принципе, любая современная светская образовательная система, предполагает лишь передачу обучаемым навыков работы с информацией, выработку и них определенных умений и знаний в той сфере общественной деятельности, какую избирают для себя сами обучающиеся и оставляет в стороне моральный и социальный аспект жизни студентов. Для гипотетических руководителя ВУЗа и работодателя важен сам факт соответствия уровня знаний и навыков и образуемого предполагаемой сфере его деятельности, а его нравственные качества и моральный облик, выносятся за скобки образовательного процесса, переходя в сферу, прозрачно именуемую «личной жизнью».
Такой подход, оправданный заданными моральными стандартами современного общества и являющейся нормой для светских учебных заведений, абсолютно неприемлем для Духовной школы, главной и основной задачей которой является не передача суммы знаний, умений и навыков, а именно формирование целостной личности пастыря и священнослужителя, который, с одной стороны, призван стать носителем древней святоотеческой духовной Традиции, а с другой – стать адекватным членом современного социума, способным совершать свое церковное служение в любых условиях жизни своей паствы и «дать ответ вопрошающим о нашем уповании». (1Петра–3:15).
Такого пастыря ждет паства, такой пастырь необходим современному обществу, однако духовная школа, рабски копируя предлагаемые университетами схемы, сама добровольно вынуждена будет отказаться от возможности воздействия на внутреннего человека своих студентов, которые из воспитанников станут просто слушателями, обучаемыми, а задача, поставленная перед духовными школами Церковью, будет не выполнена. Все это свидетельствует о невозможности простого механического применения методических разработок, приемлемых в светской системе образования в духовных училищах, семинариях и академиях. В своих размышлениях мы сознательно оставляем за скобками методику преподавания на богословских факультетах, в богословских университетах и институтах, — там, где не стоит задача подготовки пастыря, а проходят свое обучения будущие специалисты в той или иной области церковной жизни.
Но, как очевидным является невозможность механического копирования и применения методов так называемой болонской системы в наших духовных школах, так и ныне применяемая система воспитания (инспектирования) воспитанников представляется устаревшей. Ни для кого не секрет, что система поощрения и наказаний, применяемая в нынешней духовной школе, неоднократно подвергалась обоснованной критике как основанная не на разумном осознании воспитанниками необходимости тех или иных действий, а на принуждении и страхе . Именно поэтому важнейшим этапом успешного проведения предполагаемой реформы является выработка методики проведения воспитательной работы в духовных школах в контексте изменяющихся условий не только образовательной системы, но и окружающего социума. Нисколько не претендуя на всесторонность и полноту, попытаемся в данном размышлении смоделировать лишь некоторые аспекты воспитательной работы, актуальные для духовных школ.
Как известно, в педагогике воспитание воспринимается «особая, целенаправленная организация взаимодействия между преподавателем и воспитанником при активной деятельности не только воспитателя, но и воспитуемого по овладению социальным опытом, ценностями» . То есть в воспитательном процессе одинаково важны как действия воспитателя, так и реакция, рецепция этих действий со стороны воспитуемого, что предполагает только использование дифференцированного, личностного подхода к каждому студенту, а это очень часто игнорируется современными ответственными за воспитательную работу. Только проявляя искреннюю заинтересованность студентом и его внутренним миром можно наладить межличностное общение между воспитанником и воспитателем, без чего немыслим успех воспитательного процесса.
Само воспитание, если до предела упростить его схему, строится на трех китах:

  • наказание;
  • поощрение;
  • личный пример воспитателя.
    Система наказаний в наших духовных школах весьма развита, но все-таки практически неэффективна, так как наказания носят не систематический, а спонтанный характер, то есть отсутствует принцип неотвратимости наказания. При таком положении дел воспитанник может нарушать распорядок столько, сколько ему вздумается, но при этом главное – не попадаться на глаза. Если же преступление было замечено, то мало кто поинтересуется внутренней мотивацией преступника – его всё равно ждет наказание в виде распоряжения с выговором (именуемым тропарем), сокращения каникулярного отпуска, и, в конце концов, исключение из числа воспитанников. Подобное положение вещей развивает лицемерие и фарисейство, так распространенные в духовных школах. Наказывающий прежде вынесения вердикта должен досконально выяснить внутреннюю мотивацию нарушителя, его душевное состояние и, используя духовнический опыт, применить не кару, но средство врачевания.
    Отдельного разговора заслуживает употребление в духовных школах в качестве меры наказания аскетических подвигов, таких как земные поклоны. Страшным безумием и кощунством выглядит использования великого таинства молитвы — предстояния твари перед Творцом в его обрядово-телесном выражении, как наказания за опоздание на молитвы или нежелание свидетельствовать против друга.

В отличии от системы наказаний, система поощрений в наших духовных школах крайне неразвита. Автор этих строк не припомнит ни одного способа поощрения трудолюбивого и инициативного студента, кроме личного благоволения начальства, что, в свою очередь порождает такие воспитательные уродства как подхалимничество и лизоблюдство, а в худших случаях и доносительство. Именно поэтому необходимо продуманное развитие и применение в системе духовного образования определённого вида поощрений – денежных премий, участия в паломнических и туристических поездках, письменных благодарностей и т.д. Причем такие поощрения должны быть используемы без лицеприятия и награждения «любимчиков» в обход «всех прочих».
Также необходимо тщательное внимание ко всем лицам, занятым в воспитательном процессе, личности и поведение которых оказывают самое действенное влияние на воспитанников. Не случайно Сенека сказал: «Долог путь наставлений, короток путь примера» . Одними из самых значимых фигур воспитательного процесса являются проректор по воспитательной работе и духовник учебного заведения. Они должны являть как бы две стороны одного целого и поэтому очень важно их взаимодействие и взаимная координация работы. Но в то же время крайне неполезным кажется совмещение административных функций и духовного водительства в одном человеке, так как такое соединение попросту будет мешать искренности и открытости воспитанников — они должны быть уверенны в том, что тайна исповеди ни в коем случае не будет разглашена или использована в админ контексте. Не менее значимы в глазах воспитанников личности дежурных помощников проректора, с которыми им приходится постоянно тесно общаться. На мой взгляд, дежурные помощники должны быть ни в ком случае не инспекцией, а именно воспитателями, чутко реагирующими на любые изменения духовной атмосферы. При выборе лиц на должность помощника проректора необходимо учитывать их знакомство с ситуацией и традициями духовной школ. На эту должность нежелательно назначать лиц без сана и недавних выпускников духовной школы, так ка это может стать поводом к панибратству со стороны воспитанников, воспринимающих их как недавних однокашников.
Конечно же, в таком небольшом докладе не представляется возможным во всей полноте рассмотреть все стороны воспитательной работы, многогранной и сложной. Подводя итог всему вышесказанному, можно еще раз повторить, что развитие и обсуждение среди представителей различных духовных школ методов воспитательной работы в современных условиях является необходимостью в современный период реформ и развития духовного богословского образования.

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here